?

Log in

«Свобода слова»








Хочу ругаться – и ругаюсь,
Могу послать кого хочу,
Свободой слова упиваясь,
Я дома соловьем свищу!

Мне все под силу, дай лишь слово,
Я все сказать теперь могу,
Не стадо я, и не корова,
Свободно обо всем молчу!

Не блею трепетной козою,
С восторгом глядя на луну,
Голодным волком ночью вою,
Зато свободно, как хочу!

Свободно с нищею страною,
Делю свой жалкий бутерброд,
Я – патриот свободы слова,
Как весь российский наш народ!

«Бесславные ублюдки»








Они бомбили города,

Они людей уничтожали,

Решив, что могут все теперь,

Себя бессмертными считали.

Несли амбиции свои,

Как носят короли короны,

И кровью заплатив за власть,

Делили должности, погоны.

Но каждый будет отвечать,

И по его делам воздастся.

За каждую чужую жизнь,

Придется кровью расписаться.

Ни в соц. сетях, ни в твиттерах,

В сырой земле их закопают,

Не будет памяти о них,

У мрази славы не бывает.



«Фашизм»








Рассудит смерть на правых и неправых,

Когда травой могилы зарастут,

Когда напившись власти, как отравы,

Они народ свой снова предадут.

История, написанная кровью,

Не смыть ее из памяти людской,

Слезами матерей она прольется,

И славой тех, кто принял этот бой.

Не впрок идут истории уроки,

И вновь фашизм шагает по земле,

И это значит – кровь прольется снова,

И будут гибнуть люди на войне.

Старо как мир безумие нацистов,

И выжигает душу изнутри,

Да только вот для смерти нет различий,

И перед пулей-дурой все равны!

И матери равны в едином горе,

Когда своих хоронят сыновей,

И в их сердцах скопилось столько боли,

Что слез не хватит на планете всей.







Фашизм (БСЭ) итал. fascismo, от fascio - пучок, связка, объединение – идеология, политическое движение и социальная практика, которые характеризуются следующими признаками и чертами:

1. обоснование по расовому признаку превосходства и исключительности одной, провозглашаемой в силу этого господствующей нации;

2. нетерпимость и дискриминация по отношению к другим «чужеродным», «враждебным» нациям и национальным меньшинствам;

3. отрицание демократии и прав человека;

4. насаждение режима, основанного на принципах тоталитарно-корпоративной государственности, однопартийности и вождизма;

5. утверждение насилия и террора в целях подавления политического противника и любых форм инакомыслия;

6. милитаризация общества, создание военизированных формирований и оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем.




«Закроем уши и глаза…»








Закроем уши и глаза,

Авось нас пронесет!

Не нас сегодня битой бьет

Какой-то там урод!

Не нас насилует нацист

С крестами на груди,

Живьем не наших жгут детей

И пляшут на крови!

Давайте подождем еще,

Авось и пронесет!

Не наш сейчас бомбили дом,

Ведь нас «авось» спасет!

Не наши деды полегли,

Не кровью взят Рейхстаг,

Мы словно ангелы чисты,

Вот только мир распят!










Нас когда-то учили героями быть,

За свободу сражаться и слабых не бить.

И за Родину жизнь, если надо – отдать,

Не сдаваться, не трусить, не отступать!

Нас учили любить, а не силою брать,

Честь беречь и друзей своих не предавать.

Подрастая, вставать у отцов за спиной,

Защищая от недругов дом свой родной.

Нас учили не прятать свой страх за слова,

И еще верить в совесть, что в людях жива.

Верить слову – что твердо, руке – что верна,

Знать, что там за спиною родная страна.

Гордым быть и своих до конца защищать,

Не вставать на колени, в детей не стрелять.

И коль выбора нет, оставаясь собой,

Принимать свой «последний решительный бой».

Наши матери вынесли все на плечах:

Пораженья, победы, отчаянье, страх.

И по-прежнему память моя говорит,

Ни один из уроков не будет забыт.



«Октябрь 1993»








Мне давно не бывало так больно,

Но душа не дает промолчать,

Неужели кровавых героев,

Будут вновь орденами венчать!

И чем дальше, тем чаще с экрана

Будет диктор елейно вещать,

Это наше законное право,

Им стрелять, ну а нам умирать!

Я простить не могу ни единой

Жизни тех, кто случайно погиб,

Не бывает у власти измены,

Когда нечего больше делить!

Сколько стоит жизнь человека?

Две секунды, если стрелять!

А с экрана вещает гиена:

«Оправдать, оправдать, оправдать!»

А я не хочу оправданий,

И я не хочу войны,

Чтоб гибли на баррикадах,

Я буду с другой стороны!

И мне не нравятся танки,

Когда стреляют в упор!

И дембельские атаки,

И снайперы на потом!

И почему убежденья

Надо в крови отмывать,

И тех, кто не с вами, к стенке!

К стенке и расстрелять!

И есть ли у Бога право,

Прощать или только карать,

А меня призывают с экрана

Идти и опять выбирать!

А что означает выбор:

Программы переключать,

Что пить
водку иль пиво,

Быть нищим, идти воровать?!

А Родина – девка-шлюха!

Кто тебя только не брал?

И за стеклянные бусы

Что еще не продавал!

Но память, она серьезней,

Чем можете думать вы,

И я выбираю СОВЕСТЬ,

И я не сбегу из страны!

Мой выбор зовется болью,

И меня не заманите вы,

В мир, что залили кровью,

Я буду с другой стороны!



написано в октябре 1993 года

«Гомофобия»









Маразм крепчал, крепчала паранойя,

В ЛГБТ поймали чужака,

Ты – гомофоб! Признайся принародно!

Не дрогнет заклеймить тебя рука!

Люби как мы! Смотри как мы! И знаешь,

А может быть, понравится тебе?!

Содомский грех?! Да что ты понимаешь?!

Любовь – вот что несем мы на щите!

Мы сеем мир любви и наслажденья,

Утех простых, известных с древних лет,

И каждому даруется забвение,

Что кроме этой, и проблем-то нет.

Зачем себя вымучивать моралью,

Когда так жизнь сера и коротка,

Давайте же в свои цвета раскрасим,

Все, до чего дотянется рука.

Уже был красный цвет, и белый,

И зеленый, коричневый – история стара,

Ведь красить в голубой сегодня модно,

И в розовый – вот лучшие цвета!

Попробуй-ка скажи, что нас не любишь,

Клеймом тебя отметим навсегда,

Ты – гомофоб, тебе чужда свобода,

А значит, и любовь тебе чужда!

И кажется, что мир перевернулся,

Смотрю на этот сумасшедший дом,

Хотелось бы над этим посмеяться,

Вот только не заплакать бы потом.









Ты сегодня никому не веришь,

Думаешь, что снова предадут,

Боль твою словами не измеришь,

Ведь с такою болью не живут.

Эта боль в душе твоей навечно,

Даже если раны заживут,

Хочется кричать: «Бесчеловечно!»,

Только звери слов ведь не поймут.

Эти звери понимают силу,

Пистолет, направленный меж глаз,

Если б только ты могла увидеть,

Как таких ломает быстро страх.

Как ползти готовы на коленях,

Только бы на зону не попасть,

Как готовы, словно псы ручные,

Чтобы выжить, сапоги лизать.

Ты жива, а значит, есть надежда,

Что однажды ты забудешь страх,

И проснувшись утром, улыбнешься,

Небу, солнцу, яблоне в цветах.

И душа согреется весною,

Грусть уйдет, и сердце отболит,

Справедливость все же существует,

И на ней весь этот мир стоит.



«Мы не рабы»







Каким богам еще молиться,

Как смыть с души всю эту грязь,

Как не обабиться, не спиться,

Не превратиться в эту мразь.

Где отыскать такой источник,

Чтоб вновь испить живой воды,

Душой из пепла возродиться,

Чужие вытравив следы.

Следы растления, разврата,

Следы чужих и грязных ног,

Давно в земле лежат солдаты,

«За Родину!» кто встать бы мог.

Нет ничего прекрасней смерти,

Когда похожа жизнь на ад,

И тысячи людей сегодня

На этой паперти стоят.

Стоят с протянутой рукою,

И будет горек этот хлеб,

Добытый болью, унижением,

Которым и названья нет.

«Мы не рабы» – учили в школе,

Забыт истории урок,

Когда закончится терпение,

На смену что ему придет?!















это горькое слово милосердие




Добро должно быть милосердным,

Не подлым, как сегодня здесь,

Где учат жизнь деньгами мерить,

И топчут тех, в ком совесть есть.

Вы так красиво говорите,

С экрана изливая ложь,

Бесплатно можно ненавидеть,

С улыбкой всаживая нож!

Благотворительность – наука,

Наивным, нам не по зубам!

Просить людей – такая скука,

Вот тратить деньги,

Это к вам!

Сначала научитесь спорить,

У них – «диплом» по болтовне,

Потом орать, слюною брызгать,

В своей купаясь правоте!

Решать за всех, что в жизни надо,

И за больных, и за детей,

Воры, ублюдки, казнокрады,

Жестоким быть всего верней!

Что там у нас? Урок усвоен!

Нет милосердия нигде!

Растопчем, вымажем, унизим,

Тех, кто повержен доброте!





я всегда буду на стороне тех, кто лично собирает деньги на лечение своих близких и друзей, не дожидаясь помощи от чиновников и фондов!
и на стороне тех, кто, отдавая, ничего не требует взамен!